Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

venice

Стихи Сергея Гандлевского (1976) и вариант под редакцией Бахыта (см. под катом)


 

* * *

Мы знаем приближение грозы,
Бильярдного раскатистого треска –
Позвякивают ведра и тазы,
Кликушествует злая занавеска.
В такую ночь в гостинице меня
Оставил сон и вынудил к беседе
С самим собой. Педалями звеня,
Горбун проехал на велосипеде
В окне моем. Я не зажег огня.
Блажен, кто спит. Я встал к окну спиной.
Блажен, кто спит в разгневанном июле.
Я в сумерки вгляделся – предо мной
Сиделкою душа спала на стуле.
Давно ль, скажи, ты девочкой была?
Давно ль провинциалкой босоногой
Ступни впервые резала осокой,
И плакала, и пела? Но сдала
И, сидя, спишь в гостинице убогой.
Морщинки. Рта порочные углы.
Тяжелый сон. Виски в капели пота.
И страшно стало мне в коробке мглы –
Ужели это все моя работа!
С тех пор боюсь: раскаты вдалеке
Поднимут за полночь настойчиво и сухо –
На стуле спит усталая старуха
С назойливою мухой на щеке.
Я закричу, умру – горбун в окне,
Испуганная занавесь ворвется.
Душа вздрогнёт, медлительно очнется,
Забудет все, отдаст усталость мне
И девочкой к кому-нибудь вернется.
 

Collapse )
 
venice

(no subject)








В те времена труд был дёшев, а вещи дороги. Ну и что с того?

В те времена подростки вместо любовных утех

приходили миловаться в отделы свободного доступа

пахнущих бедной пылью районных библиотек.

Целовались. Переписывали Асадова. Недолюбливали Корчагина.

Говорили, робея, что даже в Рождественском что-то есть.

Можно что угодно, твердили, написать на бумаге, но

главное все-таки – совесть, талант и честь.

 

Выходя на Кропоткинскую, ежились, улыбались, обедали

пончиками с сахарной пудрой по 80 копеек кило.

Листья сентябрьские падали, бронзовые медали старости, и не ведали

ни прошедшего, ни грядущего. Нам повезло, повезло,

повторяли советские девочки-мальчики с умными лицами,

с подачи коммунальных реабилитированных вдов. На церквях,

разумеется, никаких крестов, но ведь могли же родиться мы

в гитлеровской Германии или при культе личности?  Ах,

 

видишь, как хочется царскосельской прозы – словно врагу народа

высшей меры, словно Набокову – рифм, словно ублюдку – титула. Пуск -

самая стрёмная кнопка. Стали зимы бесснежны, захирели библиотеки, мода –

это то, из чего я вышел, поскольку поседел и обрюзг.

Труд стал дорог, а вещи дешевы. В вакууме пресловутом плавая,

плачут звезды, но умеет Господь разрядиться чеканной, сухой строкой.

Пой, загулявший прохожий. Я лох,  я любую музыку схаваю.

Зимы бесснежны, но и бессмертны, я сам такой.

venice

Антология русской поэзии



Такая вот только что вышла замечательная антология суперточных переводов. Подробнее о ней на сайте http://www.ancientpurple.com/.
Вот что пишет мне ее редактор Слава Мучник:
может быть, Вы сочтете уместным сообщить читателям Вашего ЖЖ о существовании антологии Salt Crystals on an Axe? Нам, естественно, хочется, чтобы побольше народу прочло эту книгу и/или подарило ее на Рождество друзьям-англофонам (а то и русскоговорящим, но не очень русскочитающим, детям). Кому-то ведь может пойти впрок

Полностью присоединяюсь, особенно в области друзей-англофонов и дитёв!

Книжка продается на amazon.com
venice

Из старого

* * *
Л.П.

Что ненавидел, и что любил,
к чему, наконец, привык
чешуеглазый библиофил,
защитник печатных книг?
И что ему до постылых правд
и вышестоящих кривд,
когда в прохладе бумажных трав
стрекочет старинный шрифт?

Любовь бывает не на живот,
а насмерть, как червь в груди.
Она с автографом, или вот –
прижизненная, гляди.
И если книги все же горят,
то из огня, треща,
еще протянет свой яйцеклад
литера Ц или Щ.

А вы, любители, скажем, псов
и шахмат, не говоря
о собирателях звезд, часов
и прочего сентября?
Я сам когда-то кичился без-
зубцовыми и коло-
ниальными, с синью чужих небес
и саблями наголо.

Все это кануло в никуда,
архив мой плывет вверх дном.
Я стал завистником, господа,
лентяем, хлопотуном.
И наставляет меня втуне
горбатый библиофил.
Дай мне припомнить – кого я не-
навидел, кого любил?

Неслышен шелест засохших губ,
но знают свою судьбу
и страстотерпец, и марколюб
с почтовой звездой во лбу.
Там буквы сложены в слово LOVE,
в тепло отдаленных уст,
и пес ворчит, в ночи услыхав
густой типографский хруст.

1987



venice

Статья Прилепина и волны от нея

Вот любопытный пост неплохого поэта Дмитрия Мельникова, где он реагирует на статью Захара Прилепина (ссылка есть), и ответ на нее Натальи Ивановой.

huronian.livejournal.com/51254.html

Я поглядел на все эти соображения, и пришел в некоторое удивление. Прилепин пишет довольно очевидные вещи, но отзывы на его статью, как правило, не о ее содержании (см. ниже под катом), но о том, можно ли остаться (или быть) русским писателем за границей.

Общий уровень примерно такой:

"Василь Иваныч, а можно быть РП в Москве?" "Можно, Петька".
"А в Якутии?" "Можно!"
"А в солнечной Болгарии?" "Ну, наверное, можно, только трудно".
"А в Америке?" "Нет, этого никак нельзя."

Если интересно, вот дискуссия на сайте прилепина:

prilepin.livejournal.com/20969.html

Под катом см. мою записку Захару.

Collapse )


 
venice

Любимые стихи моей юности - Арсений Тарковский

ФОНАРИ
 
Мне запомнится таянье снега
Этой горькой и ранней весной,
Пьяный ветер, хлеставший с разбега
По лицу ледяною крупой,
Беспокойная близость природы,
Разорвавшей свой белый покров,
И косматые шумные воды
Под железом угрюмых мостов.
 
Что вы значили, что предвещали,
Фонари под холодным дождем,
И на город какие печали
Вы наслали в безумье своем,
И какою тревогою ранен
И обидой какой уязвлен
Из-за ваших огней горожанин,
И о чем сокрушается он?
 
А быть может, он вместе со мною
Исполняется той же тоски
И следит за свинцовой волною,
Под мостом обходящей быки?
И его, как меня, обманули
Вам подвластные тайные сны,
Чтобы легче им было в июле
Отказаться от черной весны.

 

 
venice

Вот, говорят, дескать, стихи никому не интересны

Случайно обнаружил на каком-то сайте (простите, забыл на каком) приводящийся ниже образец школьного сочинения про Заболоцкого (которого на самом сайте почему-то называют Заболотским - наверное, и Ахматову там именуют Горенкой, а Багрицкого -  Дзюбиным). Прошу обратить внимание на глубину проникновения в творчество поэта! Учитесь!

Collapse )


venice

Новый стихотворный фельетон Быкова из Огонька

Проплаченные

Дмитрий БЫКОВ
Выступая в программе «К барьеру», ведущий В. Соловьев и писательница М. Арбатова дали понять, что кампания в защиту Светланы Бахминой небескорыстна. Наш поэтический обозреватель ничему не удивляется

Долгие годы народ обрабатывая, вы получили крутую страну: в шоу «К барьеру» писатель Арбатова просит в застенке держать Бахмину. Интеллигенты, довольствуясь кухнями, пишут маляву в защиту ворья. Нету сомнений, что все мы подкуплены. То есть и блоггеры. То есть и я. Можно понять эту отповедь желчную, все солидарны, кого ни спроси: чтобы бесплатно вступиться за женщину—этого нечего ждать на Руси. Помню, когда-то я был помоложе, но нынче в стране победил троглодит. Раз посадили, то, значит, положено. Если положено—пусть посидит. Это российское новое правило: все оправдания ваши—фигня. Раз посадила, то, значит, ограбила. Если ограбила, значит, меня. Сладко нам быть персонажами, куклами, спать, как медведь, и не чаять весны… Все, кто о милости просят,—подкуплены. Все, кто о зверстве мечтают,—честны.

То-то душа моя так озадачена! То-то в последние несколько лет я себя чувствую как-то проплаченно (денег при этом по-прежнему нет). Кто-то мне платит за это усердие. Думаю, граждане, что Бахмина. Фиг бы я стал проявлять милосердие, если бы мне не башляла она! Что я, наймит капитала проклятого? Что, мне приятна сословная спесь? Фиг ли я буду просить за богатого, даже когда он беременный весь? Если такое случилось приятное—баба из ЮКОСа села в тюрьму,—стану ль просить снисхожденья бесплатно я? Значит, подкуплен, но чем—не пойму. Я ведь известен корыстью и жадностью. Чем же мне платят-то, ек-магарек? Книгопечатностью? Рукопожатностью? Правом порою писать в «Огонек»? Правом ночами не спать до полпятого, в номер кропаючи строк до хрена? Видимо, плата—что я не Арбатова. Да, это сильно. Мерси, Бахмина.

Если ж серьезно, то эта кампания—явственный знак для огромной страны. Видимо, время сказать «До свидания» мысли, что все феминистки умны. Если в стране правосудья басманного стали басманны акулы пера, милая Родина, что же тут странного? Я-то давно говорил, что пора. Были у нас Пастернак и Ахматова, был Эренбург—беспокойный еврей… Нынче российский писатель—Арбатова. Как говорят, по мощам и елей.

Впрочем, чего это жалуюсь небу я? Мало ли их—не встававших с колен, воя взахлеб и восторженно требуя всех расстрелять, как волков и гиен? Всех их я помню—некстати ли, кстати ли; все они каялись, кстати, потом… Все они были опять же писатели, вскоре пошедшие тем же путем. Все они думали, будто понравились власть предержащим в родном шапито… Так что, когда они следом отправились, их не жалел абсолютно никто. Что тут валить на тирана проклятого? Сами же вызвались, душу губя…

Помните их, дорогая Арбатова?

Мой вам совет: берегите себя.      
venice

Тимур Кибиров и премия "Поэт"

Ну, с одной стороны, от души поздравляю нежно любимого мною поэта и человека Тимура.
С другой стороны, когда такую замечательную премию дают представителям больших и серьезных наций, русским там, или масонам, не обидно - мы свое место знаем.
Но когда брату чучмеку, который вчера еще с тобой с дерева вместе слезал!!!!
Тут, конечно, горько.
Особенно когда брат-чучмек перебегает тебе дорогу уже во ВТОРОЙ раз!
В связи с этим не могу удержаться и напомнить вам, друзья, давние стихи Ремонта Приборова, написанные в знак сочувствия к вашему покорному. Ни убавить, н  прибавить - разве что премия еще лучше, а техника нефтедобычи сменилась архитектурой, в которой я тоже разбираюсь, как свинья в грейпфрутах...
Collapse )
 
venice

Чудеса информационных технологий, или может ли компьютер писать стихи



Вот как выглядит мифический ЖЖ-персонаж Цветков. При этом разговаривает и пыхтит трубкой как настоящий!  Правда, это бета-вариант программы, поэтому цвета пока нет. Но, надеюсь, скоро появится - ребята работают!