Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

baldie

Новое

...





все кочевряжистей бег сворачивающейся крови,

все откровенней не камнепадом любуюсь я, а закатом
надо бы озаботиться завещанием – час неровен,
зачем тебе шляться по канцеляриям и адвокатам

рассуждая здраво, все-таки я не нищий,
что-то явно останется после оплаты счетов за хоспис,
вот и рекламка в сети – за три с половиной тыщи
все оформят, поставят печать и роспись

прошвырнусь по бродвею с бумажкою славною напевая
окуджаву оскудевшим дыханием пальцы грея
повторяя любил тебя как перед концом рая
еву адам в допотопном рассказе рэя

брэдбери ремингтон выстукивающий повесть
о богатом грядущем где так же невесело и одиноко
как и в прошлом не утешай я вовсе не беспокоюсь
не изменю тебе не помру до срока

буду печь хлеб из обойной муки, всевышнему не мешая,
в небесах огромных ворованный жечь фонарик
хороша знаешь такая тщедушная небольшая
но веселая и летучая словно воздушный шарик
blank

(no subject)

http://uploads1.wikipaintings.org/images/henri-rousseau/the-muse-inspiring-the-poet-1909-1.jpg

музы! чтоб вам было пусто!
аполлон увы солгал
волочился за искусством
вирши ладные слагал
воспевал родное время
то хай-тек то смертный страх
получил немножко премий
в инвалюте и рублях

по квартире бы развесить
те дипломы а деньжат
хватит ужинов на десять
с фуа-гра и оранжад
чтоб завидовали люди
стихла мать сыра земля
и грустил омар на блюде
хрупким уcом шевеля

современники-потомки!
не пилу, не ватерпас –
я таскал в ночной котомке
слов раздвоенных запас
и шептала жизнь дурная
что я глуп и сердцем гол
и грустил я заклиная
огнедышащий глагол

в переносном смысле канув
в стикс предав меня едва
горсткой дохлых тараканов
стали бедные слова
если время – бога имя
то зачем я проглядел
мир маячащий за ними
детской радости предел
blank

(no subject)

.
henri_rousseau_traumgarten





где ни ковбоев ни лассо
но бирюзовы неба своды
существовал анри руссо
печальный пасынок природы
он не сбивал соперник с ног
мечтая парковой скамейке
быв непосредственный сынок
жестянщика и белошвейки

как белый тигр он бодро жил
мещанской радостью несложной
сержантом в армии служил
дружил с парижскою таможней
эх бриолином по усам
не узревая в тихом мраке
над чем корпеют мопассан
гоген и прочие бальзаки

но жизнь сплетенье ног и рук
и ныне и во время оно
се, шестигранный пушкин вдруг
явился юному планктону
и громыхнул ему восстань
умойся почеши власы и
живописуй про инь и янь
воспой страдания россии

с тех пор таможенник простой
забыв нехилые откаты
и тесных офисов отстой
художник стал продолговатый
его читают и в нью-йорк
и в петрограде обреченном
и дарит он ночной восторг
сердцам искусством облученным
blank

(no subject)

.





когда продвинутый художник
душою тонок телом толст
палитру ставит на треножник
и расправляя чистый холст
от счастья гимны напевает
и моет кисти не спеша –
в моменты эти оживает
его безликая душа

допустим в ней сомнений много
но если творчество зовет
художник равен осьминогу
во глубине лазурных вод
он так же царствует укромно
судьбы давлением зажат
горят зрачки его огромны
нейронов щупальцы дрожат

друг мой художники лихие
да и писатели туда ж
любую скорбную стихию
берут на кисть и карандаш
над юной девушкой рыдают
что утонувшая в воде
смерть вдохновеньем побеждают
и наслаждаются везде

затеет ночь угрюмый танец
господь на плечи взвалит крест
гастрономический испанец
цефалопода жадно съест
талантлив на земле немногий
лишь ценят спорт и анекдот
но новый тварь головоногий
на смену бедному придет

дыханьем века пальцы грея
как настоящий коммунист
я верю что настанет время
когда художественный свист
сольется с плаванием спрута
барашка поцелует лев
и будет каждая минута
сиять и плакать нараспев
venice

Кузьмин

смотрите, как хорошо пишет Дима Кузьмин в интервью Захару Прилепину (вопрос был о Кузнецове, Тряпкине, Рубцове - хотя насчет Рубцова я совершенно не согласен):

- Полагаю, что в собственно поэтическом измерении все эти авторы вполне ничтожны. «Патриотическая» поэзия плоха ведь не тем, что она патриотическая, а тем, что в «патриотическом» дискурсе идеология подчиняет себе эстетику: не так важно, какова художественная проблематика тех или иных текстов, в чем состоит их художественное открытие, а важно, из какой позиции делается высказывание, какие ценности прокламируются. Этот подход лишает искусство онтологической значимости, оно становится бесплатным приложением к политике Коммунистической партии, Русской православной церкви или любого другого источника идеологической благодати.

А в кавычки слово «патриотизм» приходится брать потому, что отдавать нашим «патриотам» любовь к России мне как-то не хочется. Потому что я понимаю любовь к России как любовь к Ломоносову, Чайковскому и Мандельштаму, к Церкви Вознесения в Коломенском и к Дому Мельникова, – а не как любовь к березам и балалайкам, параноидальным царям и генералиссимусам, дуракам и дорогам. К вершинам духа, а не к кровавому абсурду национальной истории и случайным обстоятельствам национальной географии.
venice

стих



Неслышно гаснет день убогий, неслышно гаснет долгий год,

Когда художник босоногий большой дорогою бредет.

Он утомлен, он просит чуда - ну хочешь я тебе спою,

Спляшу, в ногах валяться буду – верни мне музыку мою.

 

Там каждый год считался за три, там доску не царапал мел,

там, словно в кукольном театре, оркестр восторженный гремел,

а ныне - ветер носит мусор по обнаженным городам,

где таракан шевелит усом, - верни, я все тебе отдам.

 

Еще в обидном безразличьи слепая снежная крупа

неслышно сыплется на птичьи и человечьи черепа,

еще рождественскою ночью спешит мудрец на звездный луч –

верни мне отнятое, отче, верни, пожалуйста, не мучь. 

 

Неслышно гаснет день короткий, силен ямщицкою тоской.

Что бунтовать, художник кроткий? На что надеяться в мирской

степи? Хозяин той музыки не возвращает – он и сам

бредет, глухой и безъязыкий по равнодушным небесам.